Онежский тракт

Онежский тракт

Онежский тракт — большая и интересная тема. В этой статье речь пойдет о том, что касается почтовых станций, располагавшихся на тракте от Архангельска до территории современного Северодвинска, и воспоминаний путешественников о передвижениях по нему.

Все находившиеся около тракта или непосредственно на нем поселения и даже скиты были так или иначе привязаны к этой дороге жизни. Скиты, как правило, располагались в местах глухих, диких, пустынных, кругом густые леса и труднопроходимые болота. Любой путешественник, паломник, представитель власти, желающий их посетить, не мог миновать Онежский тракт, который прорезал бескрайние и непреодолимые болота на протяжении 230 верст. Тракт был настоящей артерией, связывающей немногочисленные и сравнительно малонаселенные пункты, от которой во многом зависела вся жизнедеятельность обширного северного региона.

В 1790 г. во время проезда по Онежскому тракту правителя Архангельского наместничества генерал-поручика Ивана Романовича Ливена, ему подали прошение крестьяне Солозской слободы: «Объявляем Вашему Высокопревосходительству... в том, что мы содержим ям [1] в одну сторону от д. Шихирихи до Солзы 30 верст [2], от Солзы до Неноксы 22 версты. Покорно просим нас не оставить в том, что того яму 30 верст содержать не можем, лошади выбегать не могут, пришли в крайнее разорение...». Они просили о «разделении содержимых станций (на две) через уменьшение расстояния от одной станции до другой, как для скорейшего переезда проезжающим, так и для не чрезмерного утомления лошадей от скорой гонки по худым весьма дорогам». В результате поездки И. Р. Ливена стало учреждение новой станции близ Николаевского Корельского монастыря.

Для перевозки почты, государственных грузов, сопровождения арестантов на тракте обустраивались ямы, почтовые станции, и вся тяжесть по организации этой службы, а также строительству и ремонту лежала на плечах местного населения — приписных крестьян. Местные жители неоднократно обращались в разные инстанции, сообщая о тяготах, связанных с исполнением повинности по содержанию станций и обеспечением необходимых перевозок.

Сегодня часть Онежского тракта проходит по территории муниципального образования «Северодвинск». В разные времена в поселениях, которые ныне входят в его состав — Николо-Карельский монастырь, деревни Таборы, Солза, посад Нёнокса — были учреждены почтовые станции. В сторону же Архангельска стояли Шихирихинская и Рикасихинская станции. До наших дней они не сохранились, однако архивные документы дают возможность представить, как выглядела одна из них.

Вот опись специально построенного на казенные деньги за 969 руб. 85 коп. почтового дома в деревне Рикасихе: «Дом из соснового леса с окрашенною крышею. В нем две комнаты, из оных одна с перегородкою для проезжающих, а другая для ямщиков... Окошек восемь с двойными стеклами, с железными петлями, с задвижками и распорами. Две печи, одна из них голландская, а другая кухонная, в первой железные дверцы, а во второй заслонка таковая же, и две пары вьюшек чугунных. При домике конюшня о четырех стойлах с навесами. Построенная из барочных днищ, внутри вымощена толстыми досками и покрыта тесом... Все строение обнесено частоколом из колья по намеченному в плане образцу. Ворота без затвора».

Путь от Архангельска до Онеги в 1840 г. составлял 232 ¼ версты. Его измерение производилось от Почтового дома Архангельска. Первая почтовая станция на пути из Архангельска в Онегу — Рикасихинская. Она описана так: «Число лошадей на станции — 4. В летнее время содержится карбас с 4 гребцами. Езда в летнее время производится водою по реке Двине. Расстояние между станциями и селениями — 14 верст. Эта переправа в бурное время небезопасна, и иногда прекращается на целые сутки...»

Север всегда привлекал путешественников своей неизведанностью и загадочностью. Изучая его бескрайние просторы, некоторые исследователи вели подробные путевые дневники, которые потом превращались в книги. Бывали здесь и те, кто попадал сюда не по своей воле. Свои зарисовки о путешествиях по Онежскому тракту оставили С. Максимов, А. Михайлов, К. Гемп, В. Фигнер, К. Любарский и другие. Благодаря их воспоминаниям, мы можем понять, что представлял собой Онежский тракт в прежние годы.

Вот как описывает свои впечатления писатель-этнограф Сергей Васильевич Максимов, посетивший Рикасиху и Таборы в 1856 году: «Повсюду безлюдье: ни человека, ни лошади не видать нигде... В станционной избе, называемой Рикосихой, слепили глаза и не давали покоя мириады комаров, которые обсыпают в течение всего лето все побережья рек, озер и архангельского моря. То же самое ожидало (и действительно встретило) и на следующей станции в Тоборах. Невыносимо била в грудь и в спину избитая колеями и выломанная временем и употреблением гать, служащая дорогой: постукивали на ней колеса, привскакивали на своих местах и седок, и ямщик, с трудом собирая дыхание, заматывались по обыкновению, лошади хохлатые, разбитые ногами, сытно не накормленные, порядочно не выезженные. Те же удовольствия предстояли и на следующей станции и так далее — может быть, вплоть до самого города Онеги. К тому же, ничто не развлекало внимания; пустынность и неприветливость видов поразительно сильно развивали тоску и апатию».

Такое же удручающее впечатление произвели окрестности Никольского монастыря на путешественника А. Михайлова: «Огромное болото, со стороны почтового тракта, подходит почти к самой монастырской ограде; в летнее время через эту трясину с трудом переберется и пешеход, а о подъезде к монастырю и думать нечего. Болото незаметно для глаза переходит в обширные луговые пространства, облегающие монастырь со стороны моря. Вот бедная обстановка пустынного Никольского монастыря».

В 1903 г. в девятилетнем возрасте в Рикасихе впервые побывала Ксения Петровна Гемп вместе с бабушкой и сестрами. Это было их шестинедельное путешествие с посещением Амбурского кита, Солзы, Нёноксы, Куртяева и Сюзьмы. Вот как она описывает поездку: «Переезжали из села в село по почтовому тракту на трясучих тарантасах, набитых сеном, их тянули неторопливо трусящие, запряженные в пару лохматые лошадки, иногда пускавшиеся вприскочку. На остановках, довольно частых, грели самовар, который везли с собой, отдыхали от тряски, бегали, разминая ноги. В пути не торопились».

И еще одна зарисовка — наблюдение «А. Е.» (краевед указал только свои инициалы) (1926 г.): «Рикасиха, Кудьма, Солза. Ненокса, Сюзьма, Красная Гора — все эти селения расположены по Онего-Архангельскому тракту и побережью Белого моря. От Архангельска до Онеги все же 230 верст по тракту. Дело в том, что наши-то пути — условно прямые. Идут теми местами, где есть жительство. А жительство по берегам рек, да по берегу моря, да по железной дороге. И так, в один февральский день выехали мы из Архангельска по тракту, вдвоем с товарищем-краеведчиком, вроде как маленькая экскурсия. Первый же населенный пункт, который мы встретили на нашем пути — Рикасиха. Далее тракт идет по Летнему берегу Белого моря, а Летний берег этот уже особая провинция. Для следующих селений Летнего берега Рикасиха как бы свой маленький летний порт, откуда нужно груз взять и куда груз нужно доставить. В Рикасихе еще слышны заводские гудки архангельских заводов. Далее мы удаляемся как будто не только в пространстве, но и во времени, от двадцатого века мы уезжаем в девятнадцатый, восемнадцатый, семнадцатый».

Читая эти исторические документы, воочию убеждаешься в том, как сильно изменились за 200 лет общество, люди, технологии, если сравнивать, к примеру, ресурсы, техническое оснащение и современные возможности государства при строительстве дорог. Ведь два века тому назад основными строительными материалами являлись сосновые бревна, песок, глина, мох и кустарник, а производительными силами — лошадь и приписные крестьяне.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Ям. На Руси до 18 в.: станция на почтовом тракте, на которой сменялись проводники, лошади и подводы, перевозящие государственные грузы, гонцов, послов [первонач. селение, отбывающее ямскую повинность].
(Толковый словарь Ожегова).

2. Верста 1. Старая русская мера длины, равная 1,06 км. 2. Выкрашенный черно-белыми полосами дорожный столб, отмечающий эту меру (устар.). (Толковый словарь Ожегова).


ИСТОЧНИКИ:

Луцковская, Е. Ф. Онежский тракт в архивных документах и воспоминаниях путешественников / Елена Федоровна Лучковская // Проблемы развития транспортной инфраструктуры северных территорий. — Санкт-Петербург, 2017. — Вып. 2: Материалы 2-й всероссийской научно-практической конференции, 22-23 апреля 2016 года. — С. 179-187. — Библиогр. в конце ст.